18 Дек

Конфликты и разрешение их в художественной литературе в каких книгах можно найти примеры конфликтов и разрешение их?

Конфликты и разрешение их в художественной литературе в каких книгах можно найти примеры конфликтов и разрешение их?

  1. — Лиза, пойдем обедать!
    — Мне не хочется. Я вчера уже обедала.
    — Я тебя не понимаю.
    — Не пойду я есть фальшивого зайца.
    — Ну, и глупо!
    — Я не могу питаться вегетарианскими сосисками.
    — Сегодня будешь есть шарлотку.
    — Мне что-то не хочется.
    — Говори тише. Все слышно.
    И молодые супруги перешли на драматический шепот.
    Через две минуты Коля понял в первый раз за три месяца супружеской жизни, что любимая женщина любит морковные, картофельные и гороховые сосиски гораздо меньше, чем он.
    — Значит, ты предпочитаешь собачину диетическому питанию? — закричал Коля, в горячности не учтя подслушивающих соседей.
    — Да говори тише! — громко закричала Лиза. И потом ты ко мне плохо относишься. Да! Я люблю мясо! Иногда. Что же тут дурного?
    Коля изумленно замолчал. Этот поворот был для него неожиданным. Мясо пробило бы в Колином бюджете огромную, незаполнимую брешь. Прогуливаясь вдоль матраца, на котором, свернувшись в узелок, сидела раскрасневшаяся Лиза, молодой супруг производил отчаянные вычисления.
    Копирование на кальку в чертежном бюро «Техносила» давало Коле Калачову даже в самые удачные месяцы никак не больше сорока рублей. За квартиру Коля не платил. В диком поселке не было управдома, и квартирная плата была там понятием абстрактным. Десять рублей уходило на обучение Лизы кройке и шитью на курсах с правами строительного техникума. Обед на двоих (одно первое — борщ монастырский и одно второе — фальшивый заяц или настоящая лапша) , съедаемый честно пополам в вегетарианской столовой «Не укради», вырывал из бюджета супругов тринадцать рублей в месяц. Остальные деньги расплывались неизвестно куда. Это больше всего смущало Колю. «Куда идут деньги? » — задумывался он, вытягивая рейсфедером на небесного цвета кальке длинную и тонкую линию. При таких условиях перейти на мясоедение значило гибель. Поэтому Коля пылко заговорил:
    — Подумай только, пожирать трупы убитых животных! Людоедство под маской культуры! Все болезни происходят от мяса.
    — Конечно, — с застенчивой иронией сказала Лиза, — например, ангина.
    — Да, да, и ангина! А что ты думаешь? Организм, ослабленный вечным потреблением мяса, не в силах сопротивляться инфекции.
    — Как это глупо!
    — Не это глупо. Глуп тот, кто стремится набить свой желудок, не заботясь о количестве витаминов.
    Коля вдруг замолчал. Все больше и больше заслоняя фон из пресных и вялых лапшевников, каши, картофельной чепухи, перед Колиным внутренним оком предстала обширная свиная котлета. Она, как видно, только что соскочила со сковороды. Она еще шипела, булькала и выпускала пряный дым. Кость из котлеты торчала, как дуэльный пистолет.
    — Ведь ты пойми, — закричал Коля, — какая-нибудь свиная котлета отнимает у человека неделю жизни!
    — Пусть отнимает! — сказала Лиза. — Фальшивый заяц отнимает полгода. Вчера, когда мы съели морковное жаркое, я почувствовала, что умираю. Только я не хотела тебе говорить.
    — Почему же ты не хотела говорить?
    — У меня не было сил. Я боялась заплакать.
    — А теперь ты не боишься?
    — Теперь мне уже все равно.
    Лиза всплакнула.
    — Лев Толстой, — сказал Коля дрожащим голосом, — тоже не ел мяса.
    — Да-а, — ответила Лиза, икая от слез, — граф ел спаржу.
    — Спаржа не мясо.
    — А когда он писал «Войну и мир», он ел мясо! Ел, ел, ел! И когда «Анну Каренину» писал — лопал, лопал, лопал!
    — Да замолчи!
    — Лопал! Лопал! Лопал!
    — А когда «Крейцерову сонату» писал, тогда тоже лопал? — ядовито спросил Коля.
    — «Крейцерова соната» маленькая. Попробовал бы он написать «Войну и мир», сидя на вегетарианских сосисках!
    — Что ты, наконец, прицепилась ко мне со своим Толстым?
    — Я к тебе прицепилась с Толстым? Я? Я к вам прицепилась с Толстым?
    Коля тоже перешел на «вы». В пеналах громко ликовали. Лиза поспешно с затылка на лоб натягивала голубую вязаную шапочку.
    — Куда ты идешь?
    — Оставь меня в покое. Иду по делу.
    И Лиза убежала.

    🙂

  2. Проще спросить : где нет конфликта?
    Конфликт не всегда на поверхности, он внутри. Вся литература — это развитие души через конфликты с окружающей средой. со своими слабостями, с неверными направлениями ветренного мозга. Кофликт главный всегда внутри. Поле битвы беса и Бога проходит через сердце человека.
  3. почитай литературку Владимира Шлахтера

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *