18 Дек

кто нибудь знает стихотворение про барабанщика?

кто нибудь знает стихотворение про барабанщика?

  1. ты уже не мальчик
    юный барабанщик

    легче заново сочинить.

    Кстати в России катастрофически много поэтов (я думаю благодаря такому красивому языку) По сравнению с английскими ,например.

  2. Спасибо) Этим вопросом Вы напомнили мне мо любимое когда-то произведение….Владислав Крапивин «Голубятня На Желтой Поляне»…ээхххх…
    Это от туда:
    «Когда мы спрячем за пазухи
    Ветрами избитые флаги
    И молча сожжем у берега
    Последние корабли,
    Наш маленький барабанщик
    Уйдет за вечерним солнцем
    И тонкой блестящей льдинкой
    Растает в желтой дали…
    От горького пепелища,
    От брошенных переулков
    Где бьют дожди монотонно
    По крышам, как по гробам,
    От злой измены, что рыщет
    В домах опустелых и гулких,
    Наш маленький барабанщик
    Уйдет, не сдав барабан…
    Но есть утешенье — как будто
    Последний патрон в обойме, —
    Последняя горькая радость,
    Что каждый из нас был прав.
    И вот потому над Планетой
    Шагает наш барабанщик —
    Идет он, прямой и тонкий,
    Касаясь верхушек трав….»
    ….
  3. Объяты покоем леса и поля,
    Холмы затянуло туманом.
    Но что это? Дрогнула будто земля,
    Разбужена вдруг барабаном.
    Удары все ближе… Двенадцать часов.
    Тумана исчезла завеса.
    На звуки трубы и на шум голосов
    Идет барабанщик по лесу.
    Он смело вступает в полночную тьму
    И бьет в барабан неустанно.
    Услышан призыв. И подходит к нему
    Шотландец в мундире британском.
    — Скажи, барабанщик, кого ты зовешь
    И ночью могилы тревожишь?
    Я ждал слишком долго, когда ты придешь
    И мне позабыться поможешь.
    Я помню то утро : потоки воды,
    Полки Сюберви и Домона;
    Оставили пули навечно следы
    На серой стене Угумона.
    Я знаю: потери у вас велики.. .
    — Не смог пережить я утрату.
    Разбились блестящие наши полки,
    И солнце склонилось к закату.
    Мне было семнадцать. Я шел за полком,
    Свой страх заглушив барабаном.
    А после, пронзенный холодным штыком,
    Пал рядом с моим капитаном.
    — Скажи, барабанщик, ты веришь в Судьбу?
    У рытвины рожь колосится.
    Послушай.. . Я, кажется, слышу трубу —
    Драгунам сегодня не спится.
    — Судьба разбивает пустые мечты,
    Она покоряется силе.
    — Я видел — как странно — живые цветы
    На нашей забытой могиле.. .
    — А Слава? Ты видел ее? Говорят,
    Французам она помогала.
    — Я видел, как свечи неярко горят
    В часовне жены генерала.
    Дюэм приближается.
    — Пиктон за ним,
    Как штатский одет на сраженье.
    — Солдатами не был он сильно любим?
    Дюэм — Пруссаки спасли положенье.
    О, если бы здесь появился Груши!.. .
    Пиктон — Британия, славь Веллингтона!.. .
    Барабанщик — Уходят они. Нам пора.
    — Не спеши.
    Дойдем до соседнего склона.
    Последние звезды на небе горят,
    Сверкая простым позументом.
    — Смотри-ка… Там, кажется, прусский солдат
    Застыл пред своим монументом.
    «Wer da?»
    — Мы солдатами были в тот день.
    «Я шел в авангарде Бюлова;
    Но скрыла знамена британская тень,
    На них начертав «Ватерлоо»».
    Барабанщик — Не стоит уже это имя менять,
    Для мира привычное ныне.
    — Рассвет приближается. Скоро опять
    Труба заиграет в пустыне.
    Прощай, барабанщик! Прощайте, поля!.. .

    Уходит луна с горизонта,
    И тонет объятая миром земля
    В лучах восходящего солнца.

    ——————————————-
    Шел веселый барабанщик,
    Шел веселый барабанщик,
    Шел веселый барабанщик,
    Громко плакал и рыдал

  4. Мы шли под грохот канонады,
    Мы смерти смотрели в лицо,
    Вперед продвигались отряды
    Спартаковцев, смелых бойцов.

    Средь нас был юный барабанщик,
    В атаках он шел впереди
    С веселым другом барабаном,
    С огнем большевистским в груди.

    Однажды ночью на привале
    Он песню веселую пел,
    Но пулей вражеской сраженный,
    Пропеть до конца не успел.

    С улыбкой юный барабанщик
    На землю сырую упал,
    И смолк наш юный барабанщик,
    Его барабан замолчал.

    Промчались годы боевые,
    Окончен наш славный поход.
    Погиб наш юный барабанщик,
    Но песня о нем не умрет.

  5. Средь нас был юный барабанщик
    В атаках шел он впереди
    С веселым другом барабаном
    С огнем большевицким в груди
    Кажется,это Светлова..
  6. БАРАБАНЩИК (Марины Цветаевой)

    1

    Барабанщик! Бедный мальчик!
    Вправо-влево не гляди!
    Проходи перед народом
    С Божьим громом на груди.

    Не наемник ты — вся ноша
    На груди, не на спине!
    Первый в глотку смерти вброшен
    На ногах — как на коне!

    Мать бежала спелой рожью,
    Мать кричала в облака,
    Воззывала: — Матерь Божья,
    Сберегите мне сынка!

    Бедной матери в оконце
    Вечно треплется платок.
    — Где ты, лагерное солнце!
    Алый лагерный цветок!

    А зато — какая воля —
    В подмастерьях — старший брат,
    Средний в поле, третий в школе,
    Я один — уже солдат!

    Выйдешь цел из перебранки —
    Что за радость, за почет,
    Как красотка-маркитантка
    Нам стаканчик поднесет!

    Унтер ропщет: — Эх, мальчонка!
    Рано начал — не к добру!
    — Рано начал — рано кончил!
    Кто же выпьет, коль умру?

    А настигнет смерть-волчица —
    Весь я тут — вся недолга!
    Императору — столицы,
    Барабанщику — снега.

    А по мне — хоть дно морское!
    Пусть сам черт меня заест!
    Коли Тот своей рукою.
    Мне на грудь нацепит крест!

    11 ноября 1918

    2

    Молоко на губах не обсохло,
    День и ночь в барабан колочу.
    Мать от грохота было оглохла,
    А отец потрепал по плечу.

    Мать и плачет и стонет и тужит,
    Но отцовское слово — закон:
    — Пусть идет Императору служит, —
    Барабанщиком, видно, рожден.

    Брали сотнями царства, — столицы
    Мимоходом совали в карман.
    Порешили судьбу Аустерлица
    Двое: солнце — и мой барабан.

    Полегло же нас там, полегло же
    За величье имперских знамен!
    Веселись, барабанная кожа!
    Барабанщиком, видно, рожден!

    Загоняли мы немца в берлогу.
    Всадник. Я — барабанный салют.
    Руки скрещены. В шляпе трирогой.
    — Возраст? — Десять. — Не меньше ли, плут?

    — Был один, — тоже ростом не вышел.
    Выше солнца теперь вознесен!
    — Ты потише, дружочек, потише!
    Барабанщиком, видно, рожден!

    Отступилась от нас Богоматерь,
    Не пошла к московитским волкам.
    Дальше — хуже. В плену — Император,
    На отчаянье верным полкам.

    И молчит собеседник мой лучший,
    Сей рукою к стене пригвожден.
    И никто не побьет в него ручкой:
    Барабанщиком, видно, рожден!

    12 ноября 1918

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *